Вторник, 25.07.2017, 07:36

HOLIDAY STUDIO

Приветствую Вас Гость

Поиск
Друзья сайта
Статистика
Меню сайта
Категории каталога
Дик Машков "Сикамбриада" [0]
Вопли Видоплясова [1]
Олег Скрипка (интервью)
Александр Розенбаум [1]
Авраам Руссо [1]
Марк Рудинштейн [1]
Илья Резник [1]
БИ-2 [1]
Александр Ф.Скляр [1]
Александр Песков [1]
Главная » Статьи » Илья Резник

Илья Резник

ИЛЬЯ РЕЗНИК

 

У Вас было трудное детство, ведь оно  проходило в те годы, когда была война, блокада. Наверное не хочется об этом вспоминать, но и забывать нельзя. Ваши произведения для детей  - это компенсация отсутствию собственного детства?

 

Очевидно. У меня детства, можно сказать, вообще не было: недоедание, хождение во вторичных одеждах, блокадный Ленинград, у меня даже медаль есть: «Житель блокадного Ленинграда» и сейчас я имею право ездить бесплатно на трамвае, два года эвакуации, потом возврат в 1944 году, далее школа, я жил в том районе, где потом стал жить наш президент – В.В. Путин, в Набатском переулке, учился в  школе № 200 на улице Маяковского, жил с дедушкой и бабушкой, потому что папа получил два ранения и умер в госпитале, мама завела новую семью и уехала в Латвию, потом в Израиль. Так что меня воспитывали старики, которым я глубоко благодарен за доброту, внимание, за первые уроки жизни. Трудно было поступать в Театральный институт, четыре года поступал, тяжело было попасть в театр, всё было наполнено преодолениями и усилиями, трудно было занять ту позицию, которую сейчас занимаю, нужны были годы. Не принимали в Союзов писателей, хотя на тот период у меня уже вышло три книги, а причина была одна - 5 пункт. По настоянию Риммы Казаковой, наконец, приняли в 1999 году, можно сказать – уговорили.

 

Трудное начало, как Вы думаете закалило Ваш характер?                                                                      

 

Конечно да, но у меня не было бойцовских качеств, я был очень стеснительным юношей, но мечтателем, хотел работать в театре, сниматься в кино, шел к цели через массовки, вторые роли, никогда не унижался, мы жили с бабушкой на гроши – стипендия 22 рубля и пенсия бабушки 29 рублей, но когда предлагали выступать в кинотеатре, всегда отказывался, потому что там люди сидели в верхней одежде. А я перед одетой публикой уже в то время  не хотел выступать. Перебивался,  закалялся, но никогда не унижался.                                                              

 

Каким образом Ираклий Андронников повлиял на Вашу судьбу?                                                                                   

 

Я снимался в эпизоде фильма «Загадка  Н.С.И.»  Ираклия Андронникова. Известно, что он был лермонтоведом и открыл кому был посвящен цикл стихов «Н.С.И.» - Наталье Ивановой, фильм был полу-документальный, там  я изображал французского журналиста и по сценарию задавал несколько вопросов. Тогда я и попросил Андронникова, чтобы он меня послушал, так как в это время, я в очередной раз поступал в театральный институт. Он назначил мне встречу в гостинице «Московская» в Питере, я читал ему отрывок из «Воскресения» и еще что-то, он не пожалел 4 часа на какого-то юношу, провел со мной мастер-класс  и сказал мне, что меня примут, причем, тогда не было никакого блата, просто он мне это внушил и так всё и произошло. После он приезжал много раз в институт и все время спрашивал, как у меня идут дела и все ли хорошо. Это была очень хорошая моральная поддержка, которая меня всегда вдохновляла.                                                                       

 

Ваши однокашники с которыми учились, где они сейчас, они стали известными артистами?

 

Лева Прыгунов, он снимался в фильме «Сердце Бонивура» и во многих других, сейчас очень хорошо выглядит, недавно был у меня на дне рождения, стал даже живописцем, а в фильмах последнее время всё генералов играет. Володя Михайловский работал очень долго у Райкина, Серега Дрейден тоже стал очень знаменитым, питерским актером театра комедии.                                                                                                                                                              

 

Помните ли Вы , когда стали писать?                                                                                                         

 

Нет, все получалось понемногу, собиралось как витраж – по стеклышку, по кусочку. В школе у меня было 2 стихотворения, а уже в институте благодаря разным капустникам конечно пошло более активное творчество. И еще я придумал дразнилку: « Дядя Федя – съел медведя» из которой впоследствии получилось детское стихотворение . Также, поступая в первую студию ТЮЗа в 1955году я придумал всем знакомое: « Хорошо быть кисою, а еще собакою, где хочу пописаю, где хочу покакаю.» Это было 50 лет тому назад. Самое смешное, что  Всеволод Вишневский выдает это изречение за свое, но этого по определению быть не может быть, так как ему было тогда 5 месяцев.  Кстати «Посидим, поокаем» тоже ушло в народ и периодически мне приходится слышать это.  В театральном я стал писать номера для капустников, пародии, стихи, потом появился Паша Городницкий, который пригласил петь его песни и участвовать в его концертах, а потом я уже и сам потянулся к гитаре, шансону. Далее, клуб «Восток» - Клячкин, Полоскин, Кукин и другие, недавно я был у них на концерте в Кремле ,теперь все они совсем старые, время не щадит своих героев.                                                                                                       

 

Вас приходилось встречаться с Владимиром Высоцким?                                                                                                 

 

Меня познакомила с Высоцким Маша Полицеймако в Москве, я тогда жил в Питере, он сидел на железном парапетике у служебного входа в «Таганку», ему меня представили и он сказал: «Я с вами плотно знаком», наверняка он знал о моих песнях, потому, что однажлы даже спародировал меня и Демидова, сказав: «Лебеди в пуху» , имея ввиду «Яблони в цвету» и «Лебединую верность».  Потом я поехал в Одессу, в это время там снимали «Интервенцию», и там у нас образовалась дружба с Жорой Юматовым, он меня очень полюбил и возил везде за собой. И, однажды, Володя Высоцкий давал такой домашний концерт-посиделки в честь Юматова, было человек 15 и он пел 3.5 часа. На меня это произвело сильное впечатление, Высоцкий был очень эмоционален и все песни Жоре посвящал, он его очень любил. Закончил Жора свою жизнь очень тяжело – каким-то дворником. К сожалению такие примеры , когда под конец жизни тебя бросают, а особенно государство, случаются. Помню, мы с Аллой Пугачевой были в больнице у Клавдии Шульженко и Алла передала ей свои деньги и сказала, что это от ВТО. Леониду Осиповичу Утесову в последние дни было очень трудно, он пришел 25 декабря на концерты мои с Аллой Пугачевой, обычно к Алле он относился скептически, а тут признал, это была программа «Монологи  певицы», из 20 песен – 17 было написано на мои стихи и три на стихи Евтушенко, Мандельштама и Ахмадулиной.                                           

 

Какие у вас были отношения с А.Б. Пугачевой, это ведь был длительный творческий союз и, хотя остались дружеские отношения, творческая деятельность прекратилась, с чем это связано ?                       

 

Все имеет свой конец. Для Аллы написано более 50 песен, это огромное количество и за них не стыдно, они сыграли определенную роль в ее творческой карьере. Конечно, характер у нее тяжелый, были трудные моменты в наших отношениях, но мы продолжаем дружить и общаться до последнего времени, да и песни я продолжаю писать для нее. Самая последняя песня «Спасибо любовь», прозвучавшая в передаче « Новые песни о главном».                    

У нас с Аллой было настоящее братство, никогда не было романов, ни связей. Просто она всё знала от моих тайнах, а я о её. Мне многие ее мужья говорили, верни Аллу, но как можно вернуть птицу, которая улетела. Кроме того мы с ней были и соавторами песен, на мой взгляд она недооценена как композитор.  У нее есть гениальные песни - « Три счастливых дня»,

« Как тревожен этот путь», «Скупимся на любовь», «Звездное лето».

 

Как Вы считаете, независимо от того, что сейчас в моде энергичные хиты, если опираться на российскую ментальность,  то наша душа тянется к более душевной, спокойной песне, вдумчивому и оригинальному тексту?            

 

Да, народу нравится минор,  хотя Дробыш и Фадеев гениальные продюсеры, мастера своего дела, но нет у них пока ничего такого, что останется надолго.                                                                                                                                                     

 

О, небожителей восторженное племя

Вам Аллилуйя и восторгов фимиам,

Но соберутся вместе Истина и Время

И пьедесталы все расставят по местам.

 

А если бы у Вас был выбор –  хорошая сладкая жизнь, с признанием таланта, здесь на Земле или жизнь впроголодь, в нищете, в забвении, но зато потом , после смерти – память на века?                                      

 

Я выбираю «золотую» середину. Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным. Я так долго жил в нищете, что мне хочется и нормальной жизни. Я не испытываю муки творчества, пишу на одном дыхании – написано очень много песен, сонетов, молитв, детских стихов, 59 басен, 600 четверостиший, сдал их в издательство – они отобрали для публикации  320. Это будет очень серьезная книга.                                                                 

 

Так ведь у Вас свое издательство есть?                                                                                                       

 

Я уже давно ничего не издаю в нем, люди там сидят, получают зарплату  и меня помаленьку выживают, сплошные интриги. Я за двое суток написал народную сатирическую поэму « Мужик» про Степана Авдотьевича и Изиду Реброву, это поэма о нашей московской жизни, так вот только сейчас у меня новые партнеры взяли эту книгу, а так пролежало 5 тысяч экземпляров на складе , гениальные иллюстрации Володи Гордяева, того самого художника, который в своё время рисовал легендарного  «Дядю Степу». Недавно  написал и договорился об издании милицейской комедии, где главные герои сыщики Саня и Ваня борются с преступностью. Так весь тираж практически раздарили. Подарили Алле, она была очень довольна.                                                                                                                                          

 

Кто еще из артистов оставил в Вашей памяти достаточный след, кроме Аллы Борисовны?              

 

Лайма Вайкуле, но надеюсь, что это я оставил след в её памяти, ведь именно я сделал ей карьеру, Раймонд Паулс ее «шугал» всегда и так было до 1986 года, он ничего ей толком не сделал. В Юрмале было варьете, мы туда всей шоблой приезжали, я с маленьким Максимом, Алла с Кристиной, Раймонд с Ланой и так 7 лет. Лайма там пела на латышские и  английские песни, её сцена была 2 на 2 метра и она часто просила меня сделать что нибудь, так я сказал Паулсу, что Лайма хочет на большую сцену, на что он ответил мне, что её место там , где она есть. Раймонд –  честный человек, он в последней книге написал, что Илья Резник для Лаймы стал продюсером, сделал репертуар, образ создал, возил в Братиславу на конкурс, а она никогда об этом так не говорит –  Паулс и все. Ей выгоднее, это ведь  Латвия, а там латыши. Своя политика.

 

Ваша связь с авторской песней, с шансоном прервалась?

 

Нет. Недавно я написал 49 песен для Боба Грека, половина веселых, лихих, а вторая половина философских, серьезных. Центральная песня проекта – «Крестный отец».                                                                                                                

 

Мы говорим о шансоне, есть ли по Вашему мнению явление  - Михаил Круг, ведь песня «Владимирский централ» - самая любимая, популярная?                                           

 

 Я не знаю, считаю, что в шансоне должна быть высокая поэзия, даже в игровых песнях, у Танича, например,  ведь тоже не много хороших песен у «Лесоповала» - « Я куплю тебе дом» и « Белый лебедь на пруду». Мне очень нравится шансон, я даже записал с оркестром одиннадцать песен включая песню «Евдокия» и показал эту программу в «Казино де пари»,

все наши гости были очень удивлены и приняли программу с восторгом, но самое главное, что после того как я это сделал, мне стало уже неинтересно. Я понял, что могу это делать.

В Камерном  Еврейском театре, в 1978 году была премьера оперы-мистерии «Черная уздечка белой кобылицы» - это моя пьеса в стихах. В настоящее время мы готовим новую редакцию для Театра Сатиры. Та же пьеса, тот же Илья Глазунов, Юдашкин будет делать костюмы, все будет у Ширвиндта в театре. Пьеса такая – трагифарс, мистика, свадьба царя Саломона, вот этим сейчас  и занимаюсь.                                                                                                                             

 

Вернемся к пункту 5 Вашей биографии, один раз Хазанов рассказывал о своем трудном детстве, у него много было связано неприятных вещей с этим пунктом, обида затаилась все равно, хотя он не показывает этого.                                                                                                                 

 

Да, он ведь сейчас председатель Еврейской общины. У меня в детстве был случай, сильно ударил меня  пацан и я побежал жаловаться дворнику, на что она мне ответила, что у тебя такая нация. Россия очень интересная страна. Имея ярко выраженное антисемитское лобби все идут в церковь и молятся еврею. Теперь все стали верующими, хотя раньше были атеистами. Мы в свою очередь просто занимаемся благотворительностью, помогаем детям, вот 1 июня в День защиты детей мы будем проводить  акцию «Динамо – детям России», собираем детей в  концертном зале в Кремле, дарим книги, пусть они запомнят этот праздник, мне кажется это важнее, чем искать правых или неправых в любом спорном внутриполитическом вопросе.                  

 

У Вас счастливо все складывается в личной жизни?                                                                                

 

Последние 10 лет, да.                                                                                                                                       

 

Вы ведете здоровый образ жизни?                                                                                                              

 

Опять же последние 10 лет, да, а раньше с Аллой и Болдиным расслаблялись по полной- гуляли, веселились, пили, курили, кому-то захочется поужинать в 3-4 утра, всем подъем, жили в свое удовольствие, все нормально было. Подкалывали друг друга, как могли. После возращения из Америки, мы выступали с концертами в Ижевске на Центральном стадионе – была объемная программа – выступал Пресняков, выступал я, как всегда перед Аллой, пел песни, читал дифирамбы  Пугачевой, в общем готовил публику к ее выступлению, говорю сейчас выйдет актриса , певица ваша любимая, она вышла спела 6-7 песен, а вечером мне говорит, что я хотел сказать «великая», но не сказал, почему же? А у меня холодок по спине пробежал, ведь это была чистая правда, потому что я действительно хотел сказать «великая». Такие вот у Пугачевой есть телепатические способности.

 

Бывали  ли Вы с концертами, с какими-то программами в зонах боевых действий?                           

 

Был в Ханкале в 2000 году , там был мой авторский концерт, прошел нормально, публика встречала хорошо, была довольна. Потом мы ездили по госпиталям. Как-то мы сидели в палатке и меня попросили написать песню об армии, после этого я написал песню «Служить России!», которая сейчас стала гимном Армии, она звучит везде. Позже были написаны и другие песни, такие как «Рабочие войны», «Товарищи по оружию».

Категория: Илья Резник | Добавил: holiday (15.02.2009)
Просмотров: 1073
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]